Pulecinella
Flag Counter

Знаменитые
неаполитанцы

Массимо Троизи
(Massimo Troisi)

(19.02.1953 - 04.06.1994)

Итальянский актёр, режиссёр и сценарист.

Неаполитанские
инструменты

Триккебаллакке

Итальянские песни неаполитанских авторов

ENG
ITA
RUS

Э.А. Марио

La leggenda del Piave
(Легенда реки Пьяве)


Музыка: Э.А. Марио (Джованни Эрмете Гаэта),

Слова: Э.А. Марио (Джованни Эрмете Гаэта).

Написана в 1918 году

Инструментальная версия (гимн)

В песне идёт речь о битве итальянской королевской армии с австро-венгерскими войсками у реки Пьяве во время Первой мировой войны.

В тексте упоминаются:
- 24 мая 1915 года, когда итальянская армия начала военные действия против Австро-Венгрии.
- Капоретто (или Кобарид) ныне город в Словении, в окрестностях которого во время Первой мировой войны итальянская армия потерпела поражение.
- Триест и Тренто – города на севере Италии.
- Гульельмо Обердан, Назарио Сауро и Чезаре Баттисти – итальянские патриоты, борцы за объединение Италии, казнённые во время войны.

С 1943 по 1946 год эта песня использовалась как национальный гимн Италии.

Il Piave mormorava
Calmo e placido al passaggio
Dei primi fanti il ventiquattro maggio:
L'esercito marciava
Per raggiunger la frontiera,
Per far contro il nemico una barriera…
Muti passaron quella notte i fanti:
Tacere bisognava, e andare avanti…
S'udiva, intanto, dalle amate sponde
Sommesso e lieve il tripudiar dell'onde.
Era un presagio dolce e lusinghiero…
Il Piave mormorò:
"Non passa lo straniero!"

Ma in una notte trista
Si parlò di tradimento
E il Piave udiva l'ira e lo sgomento.
Ahi, quanta gente ha visto
Venir giù, lasciare il tetto,
Per l'onta consumata a Caporetto…
Profughi ovunque dai lontani monti
Venivano a gremir tutti i suoi ponti…
S'udiva, allor, dalle violate sponde
Sommesso e triste il mormorio dell'onde,
Come un singhiozzo, in quell'autunno nero.
Il Piave mormorò:
"Ritorna lo straniero!"

E ritornò il nemico
Per l'orgoglio e per la fame,
Volea sfogare tutte le sue brame…
Vedeva il piano aprico,
Di lassù, voleva ancora
Sfamarsi e tripudiare come allora…
"No!" – disse il Piave –
"No!" – dissero i fanti –
"Mai più il nemico faccia un passo avanti!"
Si vide il Piave rigonfiar le sponde,
E come i fanti combattevan le onde…
Rosso del sangue del nemico altero,
Il Piave comandò:
"Indietro, va', straniero!"

Indietreggiò il nemico
Fino a Trieste, fino a Trento
E la Vittoria sciolse le ali al vento!
Fu sacro il patto antico;
Tra le schiere furon visti
Risorgere Oberdan, Sauro e Battisti…
Infranse, alfin, l'italico valore
Le forche e l'armi dell'impiccatore.
Sicure l'Alpi… Libere le sponde…
E tacque il Piave, si placaron le onde,
Sul patrio suolo, vinti i torvi Imperi.
La Pace non trovò
Né oppressi, né stranieri.

Пьяве шептала
Тихая и безмятежная во время перехода
Первых пехотинцев двадцать четвёртого мая:
Шагала армия
До самой границы,
Чтобы создать преграду врагу…
Молча шли той ночью пехотинцы:
Надо было молчать и идти вперёд…
Слышалось, тем временем, с любимых берегов
Негромкое и слабое ликование волн.
Это был милый и хороший знак…
Пьяве прошептала:
"Не пройдёт чужестранец!"

Но в печальную ночь
Были разговоры о предательстве
И Пьяве слышала гнев и смятение.
Увы, она видела как столько людей
Бежали вниз к реке, оставив дома,
Из-за позорного поражения в Капоретто…
Беженцы отовсюду с далёких гор
Пришли, заполонив все её мосты…
Слышался тогда с осквернённых берегов
Тихий и печальный шёпот волн,
Как рыдание, в ту мрачную осень.
Пьяве прошептала:
"Возвращается чужестранец!"

И вернулся враг,
Движимый гордостью и голодом,
Жаждой победы и грабежа…
Он увидел солнечную равнину
С высоты, снова хотел
Насытиться и ликовать, как в прошлый раз…
"Нет!" – сказала Пьяве –
"Нет!" – сказали пехотинцы –
"Больше враг не сделает ни шага вперёд!"
Видно было, как Пьяве поднялась
И, как солдаты, сражались волны…
Красная от крови надменного врага,
Пьяве приказала:
"Иди обратно, чужестранец!"

Отступил враг
До Триеста, до Тренто
И победа расправила крылья на ветру!
Был священным старый договор;
Среди рядов были
Воскресшие Обердан, Сауро и Баттисти…
Подавила, наконец, итальянская доблесть
Виселицы и оружие палача.
Уверенные Альпы… Свободные берега…
И замолчала Пьяве, успокоились волны,
На родной земле побеждены грозные империи.
Наступил мир и не было
Ни угнетённых, ни чужестранцев.

перевод Чернега Натальи